Семейное образование. Анскулинг

Когда я говорю знакомым и малознакомым людям, что мои дети на семейном обучении, большинство отводят глаза, переводя разговор на другую тему, отгораживаясь стеной незнания и нежелания этого знания. Не надо быть знатоком психологии, чтобы понять, какие мысли звучат в их головах.

Они представляют меня фанатичной мамашей, лишающей детей детства, которая растит свои чада в инкубаторе, не давая приспособится к «нормальному» миру и жестокой реальностью, в которую им со временем придется попасть. А вдруг они окажутся совершенно не приспособленными к миру? Им представляются мои дети забитыми, нелюдимыми, которые не смогли ужиться в коллективе, а я не смогла, как достойная мать найти хорошую школу и хорошего учителя. Часто меня спрашивают: «А что случилось? Были проблемы с учителем или с учениками?» Так уж получается, что человек идет не куда-то, а бежит откуда то. Таков наш российский, а может и не только российский менталитет. Нет, у моего ребенка не было проблем в школе, если только не считать проблемой неуклонно угасающий интерес к познанию. Не к учебе, за оценку, похвалу, амбиции и престиж, а именно к познанию. Я считаю это проблемой. А вы?
Но обо всем по-порядку.

Если кто-то все-таки осмеливается поинтересоваться, что это за форма такая, семейная, то вопросы настолько однотипные и стандартны, что я уже набила оскомину, отвечая. Забавно наблюдать, насколько же стереотипно и ограничено мышление у взрослых и, казалось бы зрелых, людей. Людей, которые имеют высшее образование, стабильный заработок и личного психотерапевта. Удивляет меня только одно, почему бы самому не задуматься над теми вопросами, которые мне задаются? Но тех, кто интересуется ничтожно мало. Большинство отводят глаза.

Лет через 15 семейная форма образования уже не будет такой диковинкой. Более того, я уверена, она будет позиционироваться как элитное «дворянское» обучение.

В этой статье речь пойдет не о вопросе отдавать в школу или нет своего ребенка. Эта решение каждый принимает сам, основываясь на доступных знаниях и здравом смысле. В этой статье я хочу показать какими побуждениями руководствовалась я, принимая такое решение и поделиться опытом.

Итак. Подбирая ребенку школу, я понимала, что 10 лет – это немалый срок. Кроме того, эти годы очень важны для становления личности. Привитие основных ценностей, социальная адаптация, познание окружающего мира, логическое и критическое мышление, идентификация со своим полом и взаимоотношение полов, осознание своих потребностей и выбор пути – это лишь малая часть того, что формируется в ребенке за эту десятилетку. Понимать-то я понимала. Но вот о педагогическом результате тогда еще не задумывалась. Как-то, разговаривая с клиенткой я узнала, что ее старшая девочка в 6 лет на семейном обучении. Я мысленно покрутила пальцем у виска и стала искать для ребенка «хорошую школу». Чтобы чего-то найти, надо точно знать что ищешь. То есть надо сформировать критерии.

Задумывались ли вы когда-нибудь, какие задачи должна решать школа? Научить ребенка писать, читать, таблице Менделеева и склонению существительных? Вот и я так думала, что школа должна давать знания. Но мало кто задумывается, что школа должна при этом научить ребенка эти знания брать. У ребенка огромный познавательный интерес. Он хочет быть хорошим, умным, взрослым. Готов слушаться мудрых взрослых и учителей. Эту тему я дальше развивать не буду, иначе получится много демагогии о том, что знания (а не оценки) должны быть ценностью(!) на уровне всей системы образования, что каждый ребенок индивидуален и может брать знания в своем темпе. Дал много – может отказаться совсем из-за того, что не справляется. Дашь мало, заскучает и потеряет интерес к учебе. Остальное, думаю, вы додумаете сами. Когда я задумалась над этим мне стало понятно, что в классе из 20 человек не о каком индивидуальном подходе речи быть не может. Поэтому первый критерий поиска школы у меня был сформирован. Отдать профессионалам, любящим свое дело, детей, в маленькую школу с индивидуальным подходом и можно быть спокойной за свое чадо. Мне на тот момент казалось, что этого достаточно. Как я была наивна!

Есть еще одна задача школы, от которой она всячески открещивается, но все этого ждут по умолчанию – это социальная адаптация. Учителя утверждают, что за воспитание отвечают родители, а школа только дает знания. Отчасти, они правы. Родители первичны и фундаментальные представления о мире ребенок получает в семье. Но глупо утверждать, что, находясь по 6 часов в стенах школы ребенок только получает знания. Он адаптируется в том социуме, который ему предоставили родители, объявив (по факту) учителей, как своих заместителей, уважаемых и безопасных. Господи, мне иногда так жалко детей. Они же думают, что мы, взрослые, умные люди, знающие что творим. Они доверяют нам. Они послушно идут туда, куда мы их ведем. У них еще нет критического мышления, опыта для сравнения. Они не могут выбирать. Они зависимы. «Тебе нравится в школе?» «Да!» «А что тебе нравится?» «Там булочки вкусные дают на завтрак и красивые карандаши для рисования!» «А учиться тебе нравится?» «Когда пятерки получаю, нравится. А когда двойки, не нравится. Вот математика не нравится.» «А деньги считать тебе нравится?» «Да.» «Но это же математика…» «????» Вот и поговорили.

Потом, разбираясь в этом вопросе, я поняла, что в нашем общественном сознании смещены приоритеты этих двух школьных задач – получение знаний уходит на второй план, а социальная адаптация становится первична. Собственно вопрос, который мне задают все и всегда сразу, как только узнают, что мои дети не учатся в школе: «А как же общество? Где они общаются со сверстниками?» Понимаете? Никто не спрашивает о результатах в обучении, о познавательном интересе, о том, стал ли ребенок читать книги и думать. Никого не интересуют результаты обучения. У меня вообще сложилось мнение, что школьные знания у большинства взрослых в головах остались как неважные, навязанные взрослыми. А вот задача социальной адаптации первична. Все вспоминают школу, как тусовку, место встречи и совместных проказ или школу выживания. А знания? А что знания? За все приходится платить. За веселую тусовку приходится платить учебой. Таковы условия. Ну а если ты не веселился, а выживал, то какие могут быть знания, если задача безопасности не решена на базовом уровне.

Да, не спорю, для социальной адаптации в этом возрасте необходима группа сверстников. Но почему то все считают, что только школа способна решить эту задачу и других путей нет…

Ну ладно, давайте поговорим о пресловутой социальной адаптации. Спросим себя – какие образы, воспоминания, понимания, знания у нас возникают в голове при этом словосочетании? Детская группа, совместные игры, умение существовать и выживать, ушки зайчика на детских выступлениях под скупую материнскую слезу от умиления, кружочки бархатной бумагой, старательно наклеенной по образцу, игра «в глупости», банты и белые колготки с букетом цветов на 1 сентября, школьная заклятая подруга (друг), совместные походы по подвалам и многое другое.

То есть большинство вспоминает при слове «социум» детей и их забавы. Это то, что заложено в наших коридорах мышления. Не спорю, именно в детской стае дети учатся и проигрывают различные модели поведения, подражая взрослым. Но, социум – это значительно больше, чем детская стая. Давайте, дорогие мои «взрослые» расширим наши коридоры и посмотрим что необходимо для нормальной социальной адаптации. Нормальной, в данном контексте, это когда решается задача – научить ребенка адекватно взаимодействовать с людьми разного пола и разного возраста.

Давайте посмотрим в словарях определение. Адаптация – процесс приспособления к новым условиям среды. Соответственно, социальная адаптация – это процесс приспособления личности к новым для нее социальным условиям. Оговорюсь, что новым для ребенка является все, где нет опыта, а приспособление – это постепенный процесс в результате которого ребенок познает правила по которым действует данный социум, и, сначала учится действовать по этим правилам, а потом вырабатывает привычки взаимодействия. Да, да, адаптированный человек – это человек с набором автоматических привычек.

Но давайте вспомним, что надо для того, чтобы ребенок спокойно познавал эти правила и вырабатывал привычки? Правильно, первичное условие – безопасность. Для того, чтобы стало это понятно, я приведу пример как ребенок познает и адаптируется к пространству, а потом мы эту же модель применим к социуму.

Вот новорожденный – границы тела неопределенны, он шар со ртом, пространства комнаты огромны, по сравнению с ограничивающими его во внутриутробной жизни стенками матки. В первые 40 дней его основная задача – убедиться в надежности матери и безопасности. Как только эта задача решена, он начинает с маминых рук оглядывать комнату. Для него это – безопасная территория гнезда, а мама – постоянная «точка опоры», центр мира.

По мере освоения тела и овладения навыками ползания и ходьбы, он осваивает разные уровни пространства. Любимые мамины вазочки, пульт от телевизора, красивые кнопочки на компьютере и прочее – все должно быть обследовано и изучено. На ощупь, на вкус, на прочность. Вы помните, как ваш ребенок познавал вашу квартиру? Он сначала ползал вокруг маминых ног. Потом отползал на границу комнаты и возвращался. Потом отползал за границу комнаты и опять возвращался. И так все дальше и дальше. Он осваивал новое, заходя все дальше и дальше в своей адаптации к этому пространству. А «точкой опоры» была мама. Безопасная мама.

Когда мама выходила с ним на улицу – он внимательно осматривал все что видит с маминых рук, и маме и в голову не прейдет отпустить ползающего ребенка в магазине (ну я надеюсь, что не придет) или на проезжей части для изучения «нового пространства». Просто потому что оно небезопасно. Оно чужое и у ребенка нет достаточного количества навыков, чтобы адекватно с ним (этим пространством) взаимодействовать.

Ребенок растет, ходит с мамой за руку гулять, потом ходит рядом, потом отбегает на 2 шага, потом на 5. И так, постепенно, наблюдая и пробуя он осваивает пространство улицы. Узнает, что зеленый человечек – это не глюк, а знак светофора и что на горке можно кататься. И вот в какой-то прекрасный день он заявляет: «Я пойду гулять один на улицу». И мамаша, капая в водку флакон корвалола и хватаясь за сердце стоит и смотрит в окно как ее дитятко сделав круг по двору возвращается домой. Потом это уже не 15 минут, а час. Потом это автобус и метро. Ребенок в своем познании пространства заходит все дальше и дальше от гнезда – места, которое для него является константой, началом координат.

И мы, родители ничего специально не делаем для того, чтобы привить ему «самостоятельность», приучить его выживать в мегаполисе. Представьте мамашу, которой в голову взбрела мысль, что если не оставлять ребенка с трехлетнего возраста на улице одного, то он не сможет научиться нормальной пространственной адаптации. А если уж совсем утрировать пример – она несет его в заведомо опасные места, с пеной у рта доказывая всем, что ему (ребенку) все равно придется жить в мире скоростей и машин и надо начинать приучать его к этой жизни, бросая в самую гущу мира для адаптации. Абсурд? Согласна.

Мы же просто живем и передвигаемся сами и своим примером и наставлениями показываем правила жизни в данном пространстве, точно веря и зная, что рано или поздно, ребенок ЗАХОЧЕТ самостоятельности и пойдет осваивать мир в котором он живет. А со всеми неудачами и поражениями он будет прибегать в родной дом – в безопасность. Мы не торопим его. И чем мобильнее семья, тем шире границы для ребенка.

Зачем я так долго это расписываю. Чтобы мы посмотрели на социальную адаптацию, как на постепенный процесс, который неизбежен. Просто потому что ребенок ХОЧЕТ жить в обществе, жить в ладу с обществом, с возрастом расширяя свой круг общения. Понимаете? Ничего не надо делать специально. Я понимаю, что эта мысль непривычна. Чтобы лучше ее понять, я расскажу об этапах социальной адаптации.

У человека длинное детство, которое ему нужно, чтобы вырастить большой мозг, который усваивает огромное количество информации, в том числе и многоуровневую структуру данного общества, все связи в нем и модели взаимодействия. Первичная социальная адаптация происходит до 9 месяцев, когда ребенок находит свою мать после рождения, убеждается в ее безопасности и выстраивает с ней отношения в симбиозе, где ребенок зависим, а мать ведшая. Про ведущую роль матери стоит написать отдельно, так как многие путают ее с авторитарностью и деспотизмом, но не в этом посте. Примем просто сейчас, что ведущая роль матери в данном контексте заключается в том, чтобы демонстрировать модели поведения в социуме, поправлять ребенка, если он неадекватен в своих проявлениях и давать адекватный выход из ситуации.

С 9 месяцев (срок приблизительный) ребенок начинает обращать внимание на окружение. И вот тут внимание – он начинает исследовать безопасное окружение, которое ему предоставляет мать, то есть окружение «своих». Давайте введем как входные данные – есть свои, есть чужие. Свои – это то самое поддерживающее окружение, которое удовлетворяет все врожденные ожидания малыша, о которых я писала. То есть ожидание принятия, доверия, веры, обратной связи и т. д. Есть чужие – это просто люди, которые во вне. Ну как есть квартира, а есть улица. Чужие не плохие, не хорошие. Они могут быть любыми и с ними надо со временем научиться взаимодействовать, когда будет освоено взаимодействие со своими.

Свои – это база, тыл, к которым ребенок всегда может прийти и передохнуть. Раньше эту роль исполняли семья, род. Сейчас это по большей части друзья и единомышленники. Я имею ввиду не только взрослое население, но и детей этих взрослых, которые и образуют ту самую пресловутую детскую стаю. Не надо создавать какого-то специального общества для ребенка. Он ожидает, что мама и папа социально активные существа и у них есть круг общения своих, с которыми он и будет осваивать социальные модели. Предвижу вопрос – если окружение ребенка будет доброжелательным, то не будет ли он потом в чужом обществе бит и повергнут жестокостью мира и сможет ли постоять за себя? Отвечу – а что, разве среди «своих» не бывает конфликтов? Разве в гостях с ребенком у подруги, у которой тоже есть ребенок вы не наблюдаете конфликтов между детьми? Конечно бывает. Мы же не создаем парниковых условий с роботами. Это такое же живое общество. Просто когда это свои – вы точно можете быть уверены, что все изначально безопасны для ребенка, не осудят, помогут, поддержат, примут и то, чему он научится в данном обществе достойно подражания. А что делать если такого общества нет? Вот это то над чем стоит задуматься. Вы знаете, что в большинстве своем у родителей, страдающих социофобией дети социально неадекватны, вне зависимости от того ходят они в сад и школу или учатся дома.

С 9 месяцев до 3-х лет ребенок наблюдает за социумом, пытаясь с ним взаимодействовать. Но это пока попытки. В основном он при матери или опекуне (безопасном). Он идет в детскую стаю, например, постоит и возвращается. Потом идет и взаимодействует и опять возвращается. И так до тех пор, пока он не почувствует в себе сил вступить в этот социум на правах участника. В этом возрасте ребенок должен иметь достаточно возможностей наблюдать в безопасной среде за детьми, взрослыми и стариками. Таким образом он записывает (импринтингует) модели взаимодействия социума в котором родился.

К трем годам у него достаточно набранных моделей и он честно идет все это пробовать, то есть познавать себя как социальную единицу. Оговорюсь опять – в безопасной социальной среде, то есть среди тех детей, взрослых и стариков, которые составляют круг общения родителей. Вы знаете, что это обязанность родителей обеспечить своего ребенка поддерживающим окружением разного пола и разного возраста? Ребенок точно знает – родители плохого не пожелают и раз сказали живи тут, значит это свои и все что тут происходит — правильно. Он не понимает, что мы идиоты и помещаем его в заведомо чужую среду, с которой сами общаться бы вряд ли стали.

С 7-9 лет ребенок пробует выходить из круга своих и общаться самостоятельно с чужими. Он уже с удовольствием посещает кружки, гуляет во дворе, заводя новые знакомства. Сначала по чуть-чуть, потом все больше и больше. Но! Это добровольное общение. Он знает, что ему не надо тут выживать во чтобы то ни стало. У него есть «свои», а когда есть такой тыл, то можно за чужими наблюдать, пробовать, уходить, возвращаться и опять пробовать – одиночкой он все равно не останется. Он хочет познать этих «чужих» и делает это постепенно в комфортном для себя темпе и стиле. Только при чем тут детский сад и школа? Но об этом я еще напишу.

Как можно научить ребенка плавать? Двумя способами. Первый – бросить в середине реки, может выплывет. И, кстати, многие выплывают. Второй – нанять тренера, который постепенно познакомит его с водной средой и взаимодействию с ней. Вам какой больше нравится?

http://vetka0.livejournal.com/

3 комментария

  1. Ассалам алайкум
    Субханаллах спасибо за статью, устала наблюдать агрессивных детей и от чувства вины что не приобщаю к «социуму» своего совсем недавно грудного ребенка.

  2. Ассаляму галяйкум!

    Я тоже думала на эту тему, будучи педагогом. Но пришла к выводу, что, раз мы живем в этой стране, ребенка от всего не оградишь. Нужно социализироваться. Они, воспитываясь дома, будут как инопланетяне, не будут понимать окружающих людей. Как будут работать, жить? Как дикари?
    Если не будут понимать окружающих, как будут делать дагват? Ведь мы должны призывать, а не быть высокомерными.
    Мы сами росли в самом атеистичном государстве, были пионерами, учились в школе. Но почему-то смогли прийти к исламу. А если детей с детства будут приобщать к вере уже соблюдающие родители, неужели они не придут, неужели они глупее нас? Нужно делать дуа за них, беседовать, рассказывать. И тогда, быть может, они будут лучше нас.
    Не думаю, что нужно идти на крайние меры.

  3. Umm Shamil:

    Ассаляму алейкум!
    Гуля, кем и как мы росли, будет спрошено с наших родителей, а мы будем отвечать за своих детей перед Аллахом. АльхамдулиЛЛях, умма Мухаммада с.а.с. большая, дикарями не будут, иншаАллах!, а даже если и будут, не совет ли нашего Пророка с.а.с. быть чужаками в этом мире?. ИншаАллах, пусть они будут лучше нас!, надо, полагаясь на Аллаха, совершать угодные ему поступки, когда у нас есть выбор.
    Вопрос к администратору, Вы не владеет информацией, разрешено ли домашнее обучение в Казахстане?

Leave a comment